История - Творец никонианской физиономий грузинской церкви - (Католикос Грузии Антон I) - oldorthodoxy

Грузинская Древлеправославная Церковь
Перейти к контенту
Архиепископ Павел (Хорава) Тбилисский

Творец никонианской физиономий грузинской церкви

(Католикос Грузии Антон I)
В деле уничтожения грузинской православной церкви  и в утверждении в ней еретической церковной практики, значительная роль принадлежит явному агенту иезуитов - католикосу Антону I (18 в.). Духовные наследники, славят его и поныне, слагая ему дифирамбы.

Достойные преемники Антона - это явные адепты мировой интеграции и экуменизма. Трудясь во славу, - обманывая целые поколения доверчивых граждан, - они не православных - православными, а предателей народа, - патриотами и верными рыцарями страны величают. Уж ни для кого и не ново, что с учениками вместе, Антон I  (по образцу русско-никонианских новшеств), видоизменил древне-грузинские  литургические тексты, а значит и всю церковную практику в целом. По этому  поводу, даже члены  господствующей церкви, не прячут удивления и возмущенно разводят руками.

Заслуженный профессор языковед Акакий Шанидзе, как-то выразился: Вероятность незначительного изменения книг, как никак понятна, но так их переиначить, как это сделал Антон, - даже трудно себе представить (газета Мадли, 1996 г. № 26, Март, стр. 4). С мнением профессора Шанидзе, согласны и представители господствующей (новообрядческой) церкви, которые признали, что в труде Состояние георгиевской редакции в печатных изданиях(Труды кафедры древне-грузинского языка. Т. 19. 1976 г. т.19. 1976г.) ими действительно были выявленыфактические материалы, в подтверждающие это мнение (т.е. мнение проф. А. Шанидзе об Антоне I Ц еп.П. (газета Мадли  (Благодать)1996 г. № 2, стр. 4).

Корнели Кекелидзе
, об Антоне I, передельщике, писал: "значительная часть переводов туманна, она недоступна для понимания и поэтому нуждается в правке. Пусть ответствуют о чем здесь речь и каков смысл второй половины гимна Херувимов, кой дети в церковных школах, все еще распевают, и  к несчастью, не ангельскими голосами, а попугайными, - а именно:  "яко Владыке всего, Утешителю, ангельски незримо доры носима аллилуйя"? А не в пору ли нам задаться вопросом словами самого господина Корнели Кекелидзе "Ужели и такая жемчужина возбуждает в нынешних приверженцах Антона, патриотическую гордость (правда, давно уже ставшую пеплом) и обязывает защищать его всеми правдами и неправдами?" ( К. Кекелидзе, этюды XII, 1974 г. стр. 155-156).

По поводу такого далеко незавидного положения грузинских церковных книг нововеров, высказывались и пастыри господствующей церкви: "В 18 веке, грузинский служебник был переделан по славяноскому (подразумевай никонианскому еп.П.)   служебнику. Так что, до сих пор пользуемся мы переправленным служебником. Не поправу он считается древним и не правда то, что якобы наши предки руководствовались им. Ведь, на поверку, - в нем много ошибок! (Подчеркнуто везде нами - Архиеп. П.) В Тбилисском церковном музее, старых служебников не мало и даже они резко отличаются от современных. Чтобы убедиться в этом, их просто следует открыть"

Но  правда и то, что наша церковная жизнь строго требовательна, - необходимо исправить испорченные книги. Невнимательность к ошибкам у священства непростительна! это свидетельствует  халатное отношение к вере: им лишь бы, в церкви, заполнить паузу и что-то сказать, а  что именно и как - это их тревожит меньше всего.

Но  правда и то, что наша церковная жизнь строго требовательна, - необходимо исправить испорченные книги. Невнимательность к ошибкам у священства непростительна! это свидетельствует  халатное отношение к вере: им лишь бы, в церкви, заполнить паузу и что-то сказать, а  что именно и как - это их тревожит меньше всего.

"В 1793 г. грузинский служебник, под двусмысленным пером некоего архимандрита Трифилия, былизменен. А был он исправлен все по тому же лдревнему славянскому (никонианскому  - еп.П.) образцу. Но обладаем ли, мы, хотя бы  какими-нибудь документами, подтверждающими  или хоть какой-нибудь авторитет, или хоть какое-нибудь глубокомыслие о. Трифилия? Или на каком это основании, труд, предложенный им, нам должно рассматривать, чуть ли ни, как явное завещание предков? Отчего бы ни довериться, тогда, и другим рукописям и служебникам, чтобы тут же начать руководствоваться ими?" (Епископ Давид. О необходимости исправления современных служебников по старому образцу и о публикации церковных книг современными гражданскими буквами. Тбилиси, 1910 г. стр. 3-7).

Так же и грузинская древлеправославная  церковь, требует: грузинская церковная жизнь должна окончательно избавиться от никонианства! Пусть возобновятся истинно православные традиции, возродится древняя церковная практикаЕ и на всю ересь, привнесенную Антоном I (из русско-никонианской  церкви), наложат запрет. Она -скабрезность переправленных церковных книг. Однако, несмотря на бесконечные предупреждения, все попытки грузинских староверов остаются разве что гласом вопиющего в пустыне. А верующая грузинская общественность, сторонится от предоставленных им, достоверных фактов, и избегает  единственно правильный вектор и, как следствие, доныне восхваляется губитель грузинской церкви  - католикос - Антон I.

Чтобы твердая наша позиция, не показалась читателю неким упрямством или чем-то вроде него, - опираясь на легкодоступный источник (Богословский Сборник № 1, изд. груз. Патриархии. 1991 г.), предлагаем вам фрагменты работ видных грузинских публицистов,  а так же  историков и исследователей (труды  этих ученых не только обнаруживают личность Антона, но и обличают его в антиправославной  деятельности), - дабы вам самим суметь расценить кем же он  являлся в действительности: православным деятелем  или тайным агентом иезуитов?!

Возведение Антона на патриарший престол, по воле случая, совпало со знаменательнейшим событием в Грузии: вся северная Грузия объединилась под владычеством Теймураза  и Ерекле вторых. Они приступили сообща к реформам, но более усердно, за дело взялся Ерекле. Цари, по  возможности, пытались внедрить европейские правила управления; в наиболее серьезных реформах, в этот период, нуждалась, Церковь. Она приходила в упадок. Грузия, за рубежом 15 века, вступила в борьбу за независимость: в ней, то и дело, вспыхивали войны. Пора тяжелых испытаний не миновала и грузинскую Церковь. В ней искоренилось, прежде всего, то, что, обнаруживает величие Христовой Церкви: христианское образование пришло в упадок; закрывались школы, уничтожались и чрезвычайно ослабевали монастыри - сущие очаги и светочи христианства.

"Греция, - колыбель просвещения, - оказалась под владычеством мусульман, и теперь она полностью была оторвана от Грузии, которая, тоже, в свою очередь, оказалась островом, наводненным этим страшным и свирепым океаном мусульманства. Нависла угроза принудительного тушения ярчайшего огня христианства. Непросвещенность постигла в ту пору не только грузинский народ, но и священство; грузинская Церковь следовала путем византийского богословия IX-XII веков, но мы тогда, вследствие вышеизложенных причин, и от этой блестящей эпохи отстали. О книгопечатании, развернувшемся в Европе в XV-XVI веках и принявшем внушительные обороты, в Грузии узнают лишь в конце 17 века (Егри (Т. Жордания) Антон I,- католикос Грузии и Архиепископ Владимирский и Иерапольский. Богословский сборник. Тбилиси. Патриархия Грузии, 1991 г. стр. 53-54). Враги разграбили Грузию. Церковь и священство оказались в таком затруднительном положении, какого не было  при Тимур-ленге и Чингисхане (там же стр. 55). Помножалась беда и посредством братоубийственных войн. Упразднялись опустошенные епархии. Епископы переправлялись, в Россию где их тепло встречали... закрывались монастыри,  терпела упадок церковная дисциплина(там же стр. 55).

Именно в этот период (в 1744 г.) и занял патриаршую кафедру Антон I. Именно тогда во всем мире распространились католические миссионеры. Представители различных орденов римские монахи, прибывали на Грузию. А в 1625 году, обосновались здесь и миссионеры  некоего тевтонского ордена. По сравнению с предшественниками, представляя наибольшую опасность для грузинской церкви, они действовали осторожно: Отрекомендовались народу, как лекари и наскоро, заслужили  доверие да любовь. Проворному дипломату (Авитабиле) удалось таки расположить к себе грузинского царя, не только своей развернутой  лечебной деятельностью, но и даже пропагандой любви к Иверии и главное, Ц завязать дружбу с католикосом Захарией. Надо сказать, что не без помощи последнего, ему удалось получить также разрешение на открытие небольшой капеллы. Он убедил Захарию, что его непременно подружит с папой: в 1629 г., Урбану восьмому, царь и католикос Грузии, выслали эпистолии. И уже в 1631г., Авитабиле с радостью сообщал в письме римскому папе, о своих грандиозных достижениях и успехах в деле (Тедо Жордания. Антон I, католикос Грузии и архиепископ Владимирский и Иерапольский. Там же, стр. 71-72, схолия.).

Таким образом, безкорыстным лечением и различными видами бесплатного сыра, миссионеры добились сердечного расположения к себе не только народа, но и  православных духовных лиц. Появление же миссионеров, не пошатни они твердость православия, оказалось бы для страны весьма полезным. Как только все подходящие условия назрели, - сферу опасной своей пропаганды, они расширили на всю страну. Знаем мы, как обосновывались они в Тбилиси и Гори!.. Главным гнездовьем пропаганды католицизма, стало Месхети (Ахалцихе). Отсюда, миссионеры расходились по всем уголкам страны и в случае  опасности, легко находили укрытие. Таким образом, из Месхети пропагандисты католицизма, своих проповедников направляли в Имеретию, Мингрелию и Гурию.  Однако, из Грузии капуцины устремлялись и в другие горные районы Кавказа, а именно - в Мтианети, Кизляр, Осетию и Чечню.  И хотя, их, русское правительство выдворило отсюда, спешно, - зато в Грузии, они, добивались больших результатов (там же стр. 73-74? схолия).

Но несмотря и на это, им сопутствовала удача лишь до 1755 г., - именно до той поры, пока Антона I, по решению церковного собора, вкупе с несколькими архиепископами, не выдворили из Грузии за подстрекательство. Но как только из России вернулся Антон, - католические миссионеры объявились в Грузии, снова. С помощью российского правительства, в 1844г., их вновь успешно выгнали из страны (ср. там же стр. 73-74). Вот именно при таком раскладе дел (см. выше) и занял Антон патриаршую кафедру.

Антон - (он же в миру Теймураз) сын  царя Иесе, появился на свет 17 Октября, 1720г. Образованием он занялся с детства, - читая книги святых отцов. Первичное образование он получил в пустыне Давида Гареджи, в монастыре св. Иоанна Крестителя (Т. Жордания, Антон I, католикос Грузии, там же, стр. 31). Обучали его, монахи местного монастыря - Козьма и 70 летний Спиридон, который и омыл Антона в святой купели (1). Кроме них, к нему приставили и других воспитателей и учителей, например, - дворян Ц Нодара Херхеулидзе и Иосифа Палавандишвили и иже с ними, принявшего христианство, перса Ц Мирзу Али (в христианстве Ц Илью) (Т. Жордания, Антон 1, назв. сбор. стр. 38). Затем, в 1738 г., в Гелатском монастыре, он стал монахом (там же, стр. 31). Митрополит Евфимий (из Гаенати), - дал ему имя Ц Антон (Т. Жордания. Антон I, Католикос Грузии и архиепископ и Иерапольский. Назв. сбор. стр. 46.). На одной из рукописей  Тбилисского церковного музея (№ 123),  есть надпись который выявляя некоторые тонкости дела, гласит: Он постригся в монахи в 18 лет, был пострижен - 2 Февраля, а на следующий день, в субботу, рукоположили в сан диакона (там же, стр. 47) (2).

__________________

1
. Данная справка, Т. Жордания, ставит под сомнение крещение Антона I, так как, простой монах, не обладает правом на  исполнение таинства крещения.


2 . Следует отметить, что 18 лет не соответствует возрасту, в котором можно обладать таким саном. Согласно церковным правилам, дьяконом можно стать лишь в возрасте от 25 лет. Возраст Антона (20 лет) не позволял ему быть не только дьяконом, но и иподьяконом тоже (См. 14 - ое правило VI Вселенского Собора Ц и первого карфагенского собора Ц 16-ое. Также 3-ое правило Руис Ц Урбнисского церковного собора (XI в.)).

__________________

Молодой монах, стремительно возвышался по иерархической лестнице. Предположительно, в1739 г. он получил почетное место то ли игумена, то ли пастыря, в гелатском монастыре, и тем самым стал первым претендентом на место архиепископа. Вскоре, 27 сентября 1740 г. католикос Абхазии Григорий, вопреки воле Антона, решительно возвел его в сан митрополита: таким образом, Антон становится митрополитом Кутаисским (3). Митрополита Тимофея, -предшественника Антона, которого в 1738 г. царь Имерети, -Александр, отправил послом в Россию, - захватили в плен лезгинцы (4) (одно из северокавказских племен. Их отождествляют с сегодняшними чеченцами - еп.П.) (там же, стр. 47). В 1743 г. Антон оставил сан Кутаисского митрополита, изъявив желание остаться простым монахом (Егри (Т. Жордания) Антон 1, католикос Грузии. Назв. собр. Стр. 31). Пастырь (занявший иерархический трон вопреки своей воле), опять по собственному желанию становится пасомым и рабом пустыни Иоанна Крестителя (Ал. Хаханашвили. Жизнь и деятельность католикоса Антона 1, назв. сбор. стр. 105).

__________________

3.
То есть, сан митрополита был присвоен 19 - 20 летнему юноше, тогда как о митрополичьем сане, до 35 Ц 40 лет не может рассчитывать никто, если этого не требуется в результате каких-то крайних нужд церкви и в безвыходных положении.  

4. Это значит, что Антон, вдобавок к вышесказанному, абсолютно незаконно овладел кафедрой митрополита Тимофея поскольку плен митрополита не указывает на вдовство кафедры. Если законный глава кафедры жив, -назначение на его место, означает не что иное, как присвоение кафедры. Возможно именно поэтому писала, незаконно овладевшему кафедрой митрополита, сыну, его родная мать (Елизаветта): лДостойно ли ты занял Кутаисскую митрополию, кафедру Тимофея? (Там же, стр. 48).

_________________

Однако, несмотря на тайные помыслы Антона, уж слишком неудобной оказалась  для него монастырская келья, - по истине, от бренного мира, чрез пустыню, в небесные врата вводящая человека (там же, стр. 106). Антон был монахом, хотя, выражаясь его же словами конечно, не таким, кто бы вечно в монастыре обитал (М. Кавтария, Из  истории груз. общ. мысли. XVIII в. Тб. 1977г. стр. 253 назв. сбор, стр. 135) (5) Так что не без помощи царя Картли-Кахети, неравнодушного к мудрствованиям монаха, сызнова подключают к делам страны, и вот уже в Августе 1744 г., 24 летнему Антону присваивают сан католикоса Картли (Егри (Т. Жордания) Антон 1, католикос Грузии. Назв. сбор. стр. 31).

Другими словами говоря, черная кидарь монаха, которая вскоре была переменена на украшенную изображениями серафимов белый клобук, лишь временно прикрыла упрямый и властолюбивый характер Антона, который с новой  силой и упорством вновь пробудился (Ал. Хаханашвили. Жизнь и деятельность Антона I. Назв. сбор. стр. 106). Итак, хотя упустил он узда самодержавия, Антон, как католикос, с полной уверенностью взял в свои руки разного рода полномочия и укрепил их авторитетом вышего церковного иерарха, который, в глазах народа, приравнивался авторитету самодержца (Ал. Хаханашвили. Жизнь и деятельность Антона I. Назв. сбор. стр. 106).(6)

__________________

5.
Антон и не приобщался к иным формам иноческой жизни, поэтому эти слова его свидетельствуют о неуравновешенном и удручающем состоянии  души человека, скатившегося от епископского сана до простого инока.

6.
Факт, согласно которому, епископ, обращенный в простого монаха, в последующий период был возведен на патриарший престол, одновременно содержит два нарушения. Первое: человеку, которому возраст не позволял стать даже дьяконом, - присвоили сан католикоса, наставника народа, главы Церкви. И, второе: низшедшийся в монашеский образ, вновь приобретает права на управление Церкви. Вот как по этому поводу высказались св. отцы на соборе в Храме св. Софии:

"Хотя доныне некоторые Архиереи, низшедшие в монашеский образ, усиливались пребывати в высоком служении Архиереиства, и таковыя действия оставляемы были без внимания: но сей святый и Вселенский Собор, ограничивая такое недосмотрение, и возвращая сие вне порядка допущенное действие к церковным уставам, определил: аще который епископ, или кто иный Архиерейского сана, восхощет снити в монашеское житие, и стати на место покаяния, таковый впредь уже да не взыскует употребления Архиерейского достойнетва. Ибо обеты монашествующих, содержат в себе долг повиновения и ученичества, а не учительствования: они обещаются не иных пасти, но пасомыми быти. Того ради, как выше решено, постановляем: да никто из находящихся в сословии Архиереев и пастырей не низводит сам себе на место пасомых и кающихся. Аще же кто дерзнет сотворити  сие, после провозглашения и приведения в известность произносимаго ныне определения: таковый сам себя устранив от Архиерейского места, да не возвращается к прежнему достоинству, которое самым делом отложил" (Правила св. соб. бывш. во храме Премудр. Слова Божия. Правило 2 ). К сожалению, грузинская Церковь, вопреки этому правилу, узаконила беззаконие и восстановила Антона не только в разряд епископа, но и сделала его католикосом, определила пастыреначальником народа.

__________________

Верность к православию он хранил не долго, и вот уже в 1754-1755 г., увлеченный любитель образования находясь в искушении, тайно признает Флорентиискую унию (т. е. главенство римского папы.) В сети, католикос, пытается втянуть и других - тайно проповедует отступничество и как следствие, - увлекает нескольких епископов, священников и мирян (Т. Жордания. Жизнь католикоса Антона I. Стр. 32-33.)лРаспространилась молва, что Антон проповедует отступничество, иначе говоря, предает он церковь Иберии (а значит, и все православие в целом), что и подтвердилось благодаря царю Теймуразу и митрополиту Ниноцминдскому - Савве (Т. Жордания. Антон 1 назв.сбор. стр. 82-83). Тайное письмо Антона, адресованное  падру Николе и содержащее многозначительную фразу, действительно подтверждает тот факт, что Антон чистейший агент иезуитов: "В наших сетях оказалась одна добрая белуга" (Имеется в виду Саба-Ниноцминдский - Архиеп. П. Цит. там же). Но как раз, благодаря своей хватке, именно этои белуге и удалось поднять на поверхность явные беззакония ренегата Антона I, и как только подтвердилась истина и полностью оправдался слух, лтотчас состоялся собор, на котором отлучили Антона, затем постригли и бросили в острог. Такая же участь постигла и других соучастников дела (Данному случаю, в качестве насмешки, И. Габашвили приурочил сатиру "Кошачья война", которая в последствии стала известной). (Т. Жордания. Антон 1, католикос Грузии, стр. 32-33.) лОн, (Антон I- Архиеп. П.) прилюдно признался в уклонении от нашей веры и признался в принятии веры латинской (Обличение и отлучение, назв. сбор. стр. 11.) Он же, на собрании, в присутствии служащих царя, написал расписку: "Да буду, проклят и связан семью святыми Вселенскими Соборами, и отлучен от Отца и Сына и Духа Святого, если я хоть раз еще склонюсь к латинской вере, или, затаив что ни будь лукавое, стану настаивать на своем" (Рукопись. Там же, стр. 12). Кроме этого, в составленном им прошении о помиловании, значилось: "По множеству грехов  и нерассудству, я впал в соблазн: признал учение злых латинян, и был вами изгнан, и снова признав веру истинную, - покаялся и опять вернулся к истинной православной вере" (Н. 1334, 20  5 назв. сбор. стр. 132.)

Вот, содержание просьбы Антона, написанной царю Теймуразу: "Что же делать? - совесть меня угрызает, столь много головной боли, не подобало бы мне создавать, - такая вот у меня вина" (Николоз Мтварелишвили. Антон I католикос Грузии. Назв., сбор., стр. 21).

Поначалу, католикос твердо стоял на своем, не каялся, и именно поэтому собор изгнал его и запретил возвращаться на патриарший престол (Т. Жордания, Антон 1, назв. сбор. стр. 84). Собор 1755 г. закончился тем, что овдовевшая кафедра была передана главному епископу руставской епархии, заслуженному деятелю и образованному человеку, представителю фамилии Джандиери, - Иосифу. Не раскаявшись на первом соборе в ошибках, отлученный и униженный патриарх, познал всю тяжесть своего положения в узничестве и воля его, пошатнулась. По причине раскаяния Антона, был созван второй собор. Возможно, он и просил  вернуть ему патриаршую кафедру, но собор такую просьбу не удовлетворил: он был проклят. Безусловно, постановление второго собора не могло удовлетворить Антона, и он окончательно убедился в том, что в Грузии его дело проиграно; что, пока, вернуть здесь патриарший престол, не представляется возможным. Тогда, озлобленный и желчный патриарх задумался, принял решение укрыться в России; хотя и знал прекрасно, - какого приема следует ему ожидать у царских врат и у калитки синода. Не исключалось совсем, что в Россию его и вовсе не впустят! Поэтому Антону срочно потребовался документ, свидетельствующий о снятии с него обвинения в предательстве православия и об освобождении от наказания. В 1756 г. 4 Апреля, в Тбилиси, по инициативе Теймураза, состоялся церковный собор, на котором действительно было принято чистосердечное покаяние Антона  (а вот было ли оно чистосердечным, - это станется ясным в последующих его действах. - Архиеп. П.).

Все просьбы Антона, Собор удовлетворил: а) разрешил выезд в Россию б) снял запрет на священнодействие, в) священнодействовать разрешили так же и всем приспешникам Антона, признавшим свою вину (тут же, стр. 87-89). Так, что просьба, отправить его в Россию, с оправдательным документом, дающим разрешение, в том числе и на священнодействие, была полностью удовлетворена и с разрешения царя, Антон, в 1756 г., переехал в Россию. Здесь он спешно примкнул к определенным политическим кругам, и с их легкой руки, сумел таки оправдаться пред лицом императрицы Елизаветты. Ему передадут владимирскую епархию (Егри (Т. Жордания) Антон 1, католикос Грузии. Назв. сбор. стр. 32).

Изгнание католикоса из Грузии, было на руку, более всего, преемникам царя Вахтанга, - поэтому они встречали его тепло. Вахтанг скончался в России в 1737 г. Вернуть себе трон Картли он таки и не успел: бороться ему приходилось, в крайне невыгодных для этого условиях. Также и царевич Бакар, безуспешно пытался проникнуть в Грузию, чтобы с помощью  Эриставов и Амилахваров, захватить трон, давно уже занятый царем Кахетии - Теймуразом. Сын же Бакара, -егозливый, беспокойный Батонишвили Александр, днями и ночами раздумывал об утраченном троне и то и дело выстраивал планы по его захвату. Преследуя эту цель, он сдружился с Петром императором. После смерти Петра, он предпринял удачную попытку сблизиться с императрицей Елизаветой. Как только он ступил у царских врат, тут же оказал влияние на грузинских беженцев, и бросил их в сети интриг, расставленных против царей Ц Теймураза и Ерекле. Перед лицом российского правительства, он пытался всячески навредить репутации царей Картли и Кахетии, с целью выпросить для себя военную помощь. Воздействуя и оказывая влияние на царскую чету и на видных российских чиновниках, очевидно, Александр обрекал на провал и дипломатические планы грузинских царей. Влияние Батонишвили на политическое развитие Грузии определялось еще и тем, что именно основная партия царского двора в России, поддерживала его: их никак не устраивало укрепление власти грузинских царей, но и вместе с этим ими двигали и абсолютно другие цели, - цели, никак  не совпадающие с пылкими увлечениями Батонишвили. Партия эта, считала Александра, своеобразным оружием, при помощи которого она легче смогла бы осуществить свои цели. Известно, что впоследствии, не без усердия именно этой партии, Александр проник таки в Грузию, и лишь только после трактата 1783 года, русское правительство арестовало  беспокойного Батонишвили и  присудило ему ссылку, так как действия его, т.е. подчиненного, никак не могли совпадать с условиями трактата и уж тем более, - с желанием императрицы (Т. Жордания, Антон 1, назв. сбор. стр. 92).

Именно в эти политические интриги и всунул свою голову латинофил - Антон, принявшись уже за дело разрушения грузинской православной церкви со свежим энтузиазмом. Не трудно себе представить, как счастлив был Батонишвили, лицезреть в Москве опального патриарха, самого авторитета, изгнанного из Грузии, обиженного и озлобленного на царей Картли и Кахети. Из католикоса, Александр пытался извлечь много пользы, и в частности, он объединил общие интересы. Между тем, Антон мог полностью оказаться во власти Александра, - хотя, так то оно почти, что и вышло, поскольку униженный патриарх был в состоянии уладить дела, лишь прибегнув к покровительству столь важного и влиятельного человека. В ту пору, в России откровенно презирали римско-католическую веру и все последователи римских правил преследовались строго. Теплый прием, оказанный предателю Православия и, уж тем более, передача ему, какой бы то ни было епархии, верно, означала бы гибель престижа церкви. И, никакие документы, Антону бы не помогли (там же). Вот почему, опровергая обвинения, возведенные в его адрес, он всему произошедшему предал политический окрас намеренно, и, к тому же стало ему очевидным, что необходимо твердо держаться стороны Александра. Думается, что эти ходы были просчитаны католикосом еще задолго до приезда в Москву.

Три месяца (после второго церковного собора), он тратил, все-таки, не зря. Антон ждал из Москвы ценных указаний Александра. По этой причине он останавливался у родственников в Черкезии. Их нерадушный прием, оказанный ему еще и восемнадцать лет назад, он отлично помнил. Надо полагать, что подступился он, к российской границе, лишь с целью - получить от Батонишвили помощь. Как только они уладили дела, Александр сопроводил католикоса в Санкт-Петербург, хоть, Синод, 11 Марта, и принял католикоса почетно, но видно, члены синода не слишком уж добрыми глазами глядели на католикоса (искушенного римской верой), и, соответственно, в решении вопроса они полностью доверились императору.

Батонишвили Александр, неплохо разбирающийся в делах синода, дал Антону совет, - попросить прощения у императрицы. В знак протянутой руки Александру, - письмо католикоса гласило, что он (католикос) не раз укорял царя-тирана  - Теймураза в том, что троном Картли он  овладел незаконно и также несправедливо всех сторонников законных наследников престола преследовал. Эта просьба, мало того, что она была фальшивка, приукрашенная насочиненными справками, и состряпана под диктовку продувного Батонишвили, крайне неприятное впечатление произвела на императрицу (там же стр. 92-94). Именно поэтому, по уже свежей рекомендации Батонишвили, Антон сочинил второе, более мягкого содержания, письмо, в котором лполностью поведал о причинах своего приезда и пытался себя оправдать (Н. Мтварелишвили. Антон I католикос Грузии. Назв. сбор. стр. 22).

Вот что говорит Антон о принятии католической веры: "Это не более чем наговор: как будто это я их веру принял".Эти слова Антона, читатель может сравнить с его же предыдущими словами, написанными им  в своей просьбе царю Теймуразу (их мы приводим выше). О письменном обращении Антона, на это время, было бы достаточно отметить, что он, равно, как и в делах своих, так и в письмах, руководствовался правилом лишь одним: цель оправдывает средства. Мы считаем, что именно это и послужило  причиной, побудившей Антона противоречить себе не только в письмах, но и во всем вышесказанном им" (там же, стр. 22 Ц  схолия).

В мае того же года, Антон увертливо избавился от существующих против него подозрений, состоящих в том, что он не православно мыслит. Он представил Св. Синоду рукопись - символ веры на русском и грузинском языках, в доказательство того, что якобы он, Антон, действительно, все догматы православной церкви, признает. Под символом веры католикос приписал, что он признает только лишь святую восточную церковь, т.е. и константинопольскую, и александрийскую, и антиохийскую, и иерусалимскую и всея Руси, а всем остальным шлет анафему. На основе этой исповеди, святой синод, Антона оправдал  (Т. Жордания, Антон I, Католикос Грузиий и архиепископ Владимирский и Иерапольский. Назв. сбор. стр. 96).

Очевидность, что Антон не вернулся к православию внутренне и что он в тайне оставался все тем же  иезуитом, вырисовывается из его переписки с таким же, как и он, изгнанником, с поклонником его и единомышленником протопресвитером Алексием Месхишвили,
 которым Антон переписывался из Владимира. В одном собственноручно написанном послании, католикос обращает внимание на пресловутое 16 декабря 1755 года, как на судьбоносный день в его жизни (имеется в виду собор, состоявшийся по поводу отступничества Антона и его последующее отлучение Ц Архиеп. П. см. (лБогословский Сборник 1991г. №1 лОбличение и отлучение. Стр. 11), пишет: "Люди пришедшие от своего имени, растерзали и расселили людей, пришедших именем ГосподаЕ После всего случившегося, мучит меня и та неблагодарность, в которой оказались Вы, - из-за меня!" (там же. стр. 85-86).

Пробыл, Антон, в России - семь лет, и перевел с языка русского множество книг, - преимущественно школьных, - по которым обучались в русских семинариях. Надо отметить, что такие же семинарии (по русскому образцу) он намеревался основать в Грузии. Антон, надежду на возвращение в Грузию не терял, так как сам царь Ерекле великий был его покровителем. 1 Апреля 1760 года, Теймураз отправился в Россию (царь, который после отречения Антона стал его непримиримым врагом), побывал у императрицы и скоропостижно  скончался в Санкт-Петербурге в 1762 году. Тем самым, для осуществления заветной цели Антона, настали благоприятные времена. Царь Ерекле II, утвердил его на должность католикоса, даже не спросив у священства ни слова (Т. Жордания, Антон 1, католикос Грузии, назв. сбор. 1991г.№1, стр. 32-33). Между прочим, в грехах подозревали и самого царя: а не католик ли он тайный? Саба Ниноцминдский с удовольствием отмечает тот факт, что католикос, (имеется в виду сын Иосифа Джандиери, занявший престон Антона, сразу после его отречения. - Архиеп. П.) Е чуть ли не обвинил царя в католичестве, поскольку он намеревался защищать Антона от необоснованных (?) выпадов против него... В определенных общественных кругах Грузии того времени, бытовало мнение, что царь Ерекле склонен к католичеству действительно. Подтверждает это и М. Тамарашвили. Он пишет: "Подобно другим царям, Ерекле, оказался склонен к католицизму, и его покровитель ахалцихинский епископ Павел, в одном из своих выступлений в 1773 г., о царе Ерекле, сообщает: "Хотя господин Ерекле и признает греческую веру вслух, но признает ли он внутренне, всей душой. Он истинный приверженец римской католической веры и склонен к ней твердо"". Царь всегда благодарствовал им и защищал их от всех напастей, и если, впоследствии, Ерекле, вел себя так не всегда, то это следует приписать к определенным, необычно изменчивым условиям. Саба Ниноцминдский пишет Бодбиискому, что не спится католикосу (Иосифу Джандиери) днем и ночью, все в книгах сидит, читает, и я с ним заодно, и сам не сплю. Мы все готовимся - да советуемся. Что значат эти слова готовимся да советуемся, - если не очередную суровую атаку против Антона и Ерекле, которая, к стати говоря, действительно состоялась впоследствии и увенчалась победой реакционного крыла (так обозначают защитников православия авторы данного текста - Архиеп. П.). Теперь то нам понятно, почему в деле наказания Захария  Габашвили, Ерекле оказал активную поддержку Антону (М. Гугушвили, Л. Дзоценидзе. Некоторые вопросы   жизнедеятельности Антона. Назв. сбор. стр. 133). На сей раз Царь (Ерекле II) пригласил Антона на сан католикоса, не посоветовавшись со священством. Священство принимало его (Антона) бездушно. Таким образом, в 1764 году, патриарший престол занял Антон (Егри (Т. Жордания). Антон 1, католикос Грузии, назв. сбор. стр. 33) (7).С возвращением Антона, последовала немедленная реабилитация опального священства, изгнанного вслед за ним.

_____________

7.
Тем самым, царь Ерекле, оказался противником Церкви. Его грубое и  беспардонное вмешательство в церковные дела, в частности и в период, когда он восстанавливает на патриаршем престоле, справедливо отлученного Антона, -противоречило церковным правилам и установлениям. Вопрос Антона должно было решать Церковному Собору, но никак не власть имущим. Тут также было нарушено 30 Ц ое правило свв. апостол, гласящий: лЕсли епископ, оказался во главе Церкви, путем обращения к власть имущим и с помощью них, - его следует отлучить, так же, как и всех его единомышленников и оставить без права на причастие.

_____________

Как только Антон избавился от своих оппонентов, - (священников) в Грузии, католические миссионеры, как намагниченные, появляются снова. В том же году, Антон реформировал Тбилисскую духовную школу, преобразовав ее по порядку русской семинарии и назначил туда учителей. К такому случаю у него были готовы и школьные книги.ЕАнтон возобновил печатное дело, исказил церковные книги (безусловно, по русско-никонианскому эталону - Архиеп. П.) и стал их печатать. Он основал  дикастерию (переняв все из русской церкви) и принял существенное участие в важнейшем политическом решении, которое в 1783 г. (путем заключения договора) связало Грузию с Россией (Т. Жордания, Антон 1, католикос Грузии. Назв. сбор. стр.33).

Тот же автор в другом источнике отмечает: Антон, "во все внедрял ту душу новаторства, каково была лишь в немЕ не без помощи своих учеников он создал - новую грузинскую церковную литературу, - оригинальную, переведенную, неизбежно начиненную схоластикой, хотя и резко отличающую его от древневизантийской богословской школы" (Т. Жордания, Антон 1, назв. сбор. стр. 55-56).

"И, наконец, благодаря своей значимости и влиянию, католикос, избавился от тех главных барьеров в церковной и политической сфере, которые могли бы реально воспрепятствовать присоединению Грузии к России..." (там же). И все-таки, какие главные преграды могли наличествовать между русской и грузинской церквями, присутствие которых могло бы воспрепятствовать союзу Грузии и России?  И русско-никонианской церкви, перестроенной по новогреческому обряду, - и церкви грузинской, еще сохранившей древнегреческие традиции, объединиться  мешало лишь отсутствие реформ в грузинской церкви по русскому образцу. Именно поэтому Антон I, под  никонианский порядок подвел грузинские церковные книги, аналогично патриарху Никону (XVII век), который в бытность свою патриархом, славянскую церковную практику (по сути дела древнегреческую), реформировал, опираясь на новогреческую практику, и тем самым, в русскую православную церковь  внес раскол.

Именно с такой точки зрения, Антон и подготовил почву для воссоединения грузинской и русской церквей и посредством трактата 1783 года, он все-таки осуществил свою намеченную цель - подчинив тем самым, грузинскую церковь - церкви русской (там же).

Корнели Кекелидзе, в связи с вопросом, связанным с литургической деятельностью Антона I, отмечает: "Так же как и афонцы (имеются в виду грузинские монахи - архиархиеп. П.) удалили из грузинской литургической практики восточный (сирийско-палестинский) блеск лица и сделали ее идентичной копией византийской церкви, - потрудился и Антон, хотя придал ей, правда, не византийскую физиономию а - русскую. Преследуя эту цель, и в Грузии и в России он проштудировал все богослужебные книги, сравнил их с русскими  и, грузинские, преобразовал по русскому образцу" (К. Кекелидзе, из литургической деятельности Антона I, назв. сбор. стр. 127.). Кекелидзе здесь умалчивает, что такого рода модифицирования происходили и в самой России, где так же без изменений перенятая у византийцев (у греков) богослужебная практика, (IX-XI вв) была искажена - изрядно, - во времена никоновских реформ. Не будь таких изменений, Антону бы и не понадобилось присваивать грузинской церкви - русскую физиономию.

Разве не из Византии, как, впрочем, и Грузия, - Россия получила богослужебный устав?! Но в последующие времена, нарастали расхождения двух церквей (русской и грузинской) причем настолько существенно, что Антон (по словам Кекелидзе, так же и других источников), переисправил все церковные книги лпо русскому образцу. Чтобы разобраться в причине возникновения  разницы и понять, какую лфизиономию присвоили грузинской православной церкви, - следует, прежде всего, обратиться к истории происхождения физиономии  русской никонианской церкви, что в свою очередь, ведет нас к вопросу, имеющему отношение к реформированию самой русской церкви, проведенного в России во второй половине 17 века.

Мы не беремся за полное обозрение политических и религиозных событий, предшествовавших реформам русской церкви (но надо лишь отметить, что церковная реформа не имела такой прямой цели, как исправление церковных книг, но была предопределена другими, более важными интересами.) Это отдельная, конкретная тема для разговора и  на этот раз мы ее касаться не будем, - лишь ограничимся короткими цитатами- заключениями самих никонианских историков и богословов.

В результате оформления  двух католических уний (Лионской Ц 1274г, и Фераро-Флорентийской Ц 1439г.) и возрастающих сил влияния за период двухсотлетнего господства турок, в греческой церковной практике, благодаря иезуитам, произошло столько изменений, что церковная практика греков, внушительно отдалилась от славянской (т.е. от той же древнегреческой). Православие греков, оказалось весьма сомнительным для славян. Приблизительно в 1480 г. к архиепископской клятве прибавился и обет, согласно которому, греки, как беззаконники и сподручники неверного царя, никак не могли быть допущены  ни в митрополиях  и ни в епископиях.Авторитет греческой церкви был подорван изрядно, и с этим были согласны и восточные иерархи. Со временем, выявилась и разница в церковно-богослужебных установлениях.

Первый раскол, (1650 г)., произошел между греческими и славянскими монахами на Горе  Афон.
А все дело в том, что - афонские славянские монахи, (среди них: сербы, русские, болгары) проводили богослужения посредством печатанных в Москве книг (как известно, в ту пору, всех славян, церковными книгами, снабжала Москва). греки, за отсутствием собственного издательства, пользовались книгами латинян, -печатанными на западе (в Риме и в Венеции). Несоответствия этих книг и явилось основной причиной раздоров и противоречий. Славянские монахи от всей души склонялись к чтению московских, отпечатанных на славянском языке, книг. Кроме этого славяне (в основном сербы) показывали старую рукописную книгу, в которой явствовали двуперстное крестное знамение и ряд других старых истинных обычаев и правил. Спор перевалил за границы Афона. Афонские греки, превосходящие численностью славян и фактически управлявшие Святой Горой, касаемо церковных вопросов, одолели сопротивление славянских (в основном сербских) монахов.Не подчинившихся заперли в темницу, а славянские служебники, как якобы еретические, - предали огню.

Об этом вопиющем факте заговорил, вскоре, весь восток. Греческая набожность не выиграла тем самым ничего, а авторитет России (которая, как мы уже сообщали, снабжала богослужебными книгами, напечатанными в Москве, всех славян и Афон - еп.П.) возрос! (см. Проф. Н. Ф. Каптерев. Характер отношений Росс. с православн. востоком. Православное обозрение 1887, т. 1 с. 77).

Как раз в эту пору, со всей строгостью был поставлен вопрос: чья же церковная практика ущерблена: русская или греческая? От решения данного вопроса во многом и напрямую зависело главное, сохранят ли греки в глазах мирового православия свой старый авторитет; Создавшимся положением ухищренно воспользовались иезуиты. Против русской православной церкви начались тайные иезуито-массонские  заговоры. Все это значило, что латины имели реальную возможность отождествить с еретической греческой церковью и перетянуть в унию русскую православную церковь. Подготавливалась религиозно-политическая почва для выполнения намеченных целей. Началась реформа, для достижения единообразия с греческой церковной практикой.

Мы имеем, требующий к себе пристального внимания, документ, изданный митрополитом Макарием (Булгаковым) в своих трудах: История русской церкви (раздел: О смутном времени). А вот и документ с оглавлением: "Из инструкций иезуитов самозванцу" (имеется в виду русский царь Лжедмитрий - еп.П.) как ввести унию в России:

Д) Самому государю заговаривать об унии редко и осторожно, пусть сами русские первые предложат о некоторых неважных предметах веры, требующих преобразования и тем проложат путь к унии.

Е) Издать закон, чтобы в церкви русской все подведено было под правила соборов отцов греческих и поручить исполнение закона людям благонадежным, приверженцам унии

З) Намекнуть черному духовенству о льготах, белому о наградах, народу о свободе.

И) Учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя светских (Митр. Макарий (Булгаков) Ист. Русской церкви Ц т. 10, 1883).

Вот оказывается, кто заботился переиначить древнерусское, православное богослужение по новогреческому образцу. Еще задолго до патриарха Никона, главнейшие пункты реформ были уже отработаны иезуитами и в качестве инструкций переданы  агентам. Этот лукавый план иезуитов, спустя полвека, был воплощен в реформах 17-го столетия. Алгоритм проведения реформ, совпадает со всеми пунктами инструкций с удивительной точностью.

Например: (Пункт Д) О некоторых неважных предметах веры: заговорил патриарх Иерусалима, - Паисий, будучи в 1649 г. в Москве. Его твердо поддержало греческое священство. А правщик и воспитанник иезуитского колледжа Епифаний Славинецкий, в качестве ученого-богослова заговорил о необходимости проведения реформ.

Пункт Е:
Издать закон, чтобы все подведено было под правила соборов отцов греческих,- (т.е. чтобы русские, те же древнегреческие богослужебные правила, были подведены под правила новогреческие (Или когда это было, чтобы иезуиты ратовали за чистоту православия? - Архиеп. П.).

В начале они должны были попытаться восстановить авторитет греков, чересчур скомпроментированных в глазах русских.
Именно за это дело и принялось русское правительство с воцарением на престол Алексия, которое осуществлялось на протяжении многих лет в разных направлениях (В  южной  части России печатается несколько книг, в которых старательно проповедуется православие греков, солидарность и согласие, касаемо всех вопросов Церкви. Между прочим, такова, отнюдь небезызвестная и даже популярная "Книга о вере", в предисловии к которой обнаруживаются многозначительные дифирамбы в адрес новогреческой церкви, для поддержки ее же авторитета - Архиеп. П.).

Кроме реабилитации, для реформаторов, немаловажное значение имела и другая сторона вопроса, в частности, -формирование твердого мнения, состоящего в том, что якобы русские, богослужебные книги изменены, и их необходимо править. В этом направлении, в деле по обработке общественного мнения, значительную роль сыграло письмо Мелетия Смотрицкого, напечатанное в предисловии его лграмматики (1648г.), в коем подтверждается, что русские церковно-богослужебные книги искажены и именно по этой причине они нуждаются в правке, но, лишь по греческим образцам (см. Н. Ф. Каптерев. Патр. Никон и его противники в деле исправления церк. Обрядов. Москва 1877 с. 45, 46).

Пункт Е: Поручить исполнение закона людям благонадежным, приверженцам унии.

Людей "благонадежных" они нашли быстро, в частности:

Арсений
Грек, - явный еретик и воспитанник римского колледжа, человек, четырежды сменивший веру, однажды даже побывавший в мусульманстве, и, наконец, - за всю свою еретическую деятельность, сосланный в Соловки. В 1652 году, Никон ратовал за его освобождение, и освободив, поставил  во главе дел по реформированию церкви (см. Н.Ф. Каптеров "Характер отношений").

Паисий Лигарид - ветвь, отнюдь не константинопольской церкви, - так определил его константинопольский патриарх Дионисий. "Я не нахожу его православным, так как слышал, и не раз, что он - лукавый папист". Лигарид, по нынешним данным, являлся католическим миссионером, который, в 1641 г., был направлен на восток, в Москву, где он и сыграл роль митрополита Газского и произвел неизгладимое впечатление на царя Алексия и на церковный собор 1667 года. Он же, по вопросам осуществления греческого проекта, являлся ключевым сподручником царя (см. там же с. 181-206).

Симеон Полоцкий Ц выпускник польского иезуитского колледжа г. Вильно, воспитатель в польско-латинском духе царских детей, нанес колоссальный ущерб русской литературе, утвердив в ней польско-украинский жаргон и для русской культуры чуждое, силлабическое строение стиха. В Москве его православным не считали(см. Б. Кутузов лТрагическая ошибка или диверсия? ж-н. Церковь. 1992). В последующие периоды реформ, согласно вышеупомянутой инструкции, даже духовные семинарии, никонианцы, сформировали по образцу схоластических школ и призвали людей ученых из-за рубежа (Пункт И. "Учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя светских"),  в частности, братьев Лихуд, - воспитанников иезуитского училища Падуи и Венеции, - тех которые, оказавшись во главе московской духовной академии, утверждали пресловутую никоновскую реформу на протяжении 15 лет (до 1701 г.) (там же).

Наличии явного латинского воздействия и влияния на никоновские реформы, говорит также и то, что, в церковной практике, Никон утвердил чуждый для православной церкви латинский крест, - точь-в-точь, как  у кардиналов, шьет он себе  митру, которая имеет форму то папской тиары, то она откровенно напоминает конфигурацию венца западного типа (Шаляпкин И. А. лД. Ростовский и его время Спб. 1891. С. 64.). Касаемо церковных песнопений и колокольного звона, - утверждает латинские обычаи в церкви (Обогащение папистскими новшествами, русской церкви, было лувенчано утверждением т.н. латинского окропительного крещения. Вся эта новизна латинская, вкупе и с другими нарушениями, перекочевала  в грузинскую, т.н. лправославную (никонианскую) церковь, которая была соединена, с русской церковью. - Архиеп. П.).

Как это видно из свидетельств самих никонианских историков, - важнейшие пункты реформ были задуманы и проработаны иезуитами еще задолго до владычества царя Алексея и властвования патриарха Никона. Таким образом, этот лукавый план иезуитов, был успешно осуществлен лишь во второй половине 17 века. Иезуиты стремились исказить старые православные предания, уже имея опыт еретически  измененной греческой церкви. Реформаторы пытались унифицировать еретические церковные обряды и все (к тому времени - модифицированные) православные церкви, стремясь утвердить единые для всех (еретические) обычаи.

Полагаю, что теперь объективному читателю не составит труда понять, от какой это церкви, Антон, ту самую физиономию присвоил - церкви грузинской. В реформах обоих церквей (русской и грузинской) явно просматриваются лишь тайные действия иезуитов. Однако, влияние Антона I, на  грузинскую православную церковь, оказалась ущербной и с другой стороны, в частности: он оказал  надлежащее воздействие на включение пресловутого восьмого пункта, имеющегося в договоре через доверенных лиц адвокатов - Ерекле и императрицы Екатерины (1783 г.). Благодаря этому пункту, католикос Антон, впервые был назначен членом русского т. н. "святейшего синода" (8) Тотже пункт стал и причиной того, что в последующем, грузинская Церковь, мало-мальски, лишилась своих законных представителей и самостоятельности  (Н. Мтварелишвили, Антон 1, католикос, назв. сборн. с.29.) (Иначе говоря, у синода русской церкви появилось основание на лишение автокефалии грузинской церкви - Архиеп. П.).

_________

8. То есть, произошел беспрецендентный случай: католикос автокефальной церкви одного государства подчинился неправославному, правящему церковному органу другой страны т. н. Синоду.

_________

Так что Антон, сделал, в Грузии, то же самое, что и в России Никон - преобразовал православную церковь  на новогреческий, еретический лад. Именно по образцу русско-никонианской церкви, они изменили церковь грузинскую, а потом и воссоединили с ней. Следует отметить, что на людей, участвовавших реформе, как грузинской, так и русской церкви, безусловно, сказывалось глубокое влияние иезуитов.

Если учесть те условия, в которых оказалась грузинская церковь благодаря русским экзархам, которые, в свою очередь, запретили здесь вести службу на грузинском языке и  добравшись до  духовной святыни народа, распустили руки не только на грузинскую церковную рукопись, но и на иконы и фрески, и стали горазды на разрушение всякой православной святыни, - не представляет большого труда догадаться, наследником какой именно церкви и продолжателем, каких именно церковных традиций, является уже современная, православным нареченная (реально же  никонианская, если хотите - новогреческая) грузинская господствующая Церковь.

Большой интерес представляют собой и слова Антона I, которые дают нам, пожалуй, самый оптимальный критерий, для объективной и трезвой оценки его переводческой деятельности. "Истина в том, - пишет католикос Антон I, - что все еще не постиг я языка грузинского, и славянского не постиг, - сложного весьма, но пусть никто не скажет как я тогда перевел книги, поскольку перевод со славянского доверил Гавриилу-старцу, не знающему грамматики ни славянской ни грузинской" (Подчеркнуто нами - - архиеп. П.).

А грамматиками у меня были русские клирики моей церкви (наверное Владимирской епархии - архиеп. П.), которые только что закончили школу грамматики... и отец Гавриил, мой переводчик. Он разговаривал со мной по грузинский, а я с подробным расследованием изучал каждое слово славянское, и спрашивал что это значит, и лишь после этого с помощю Гавриила внимал о его значении; вот так вот переводил я с славянского на грузинский.

Как говорится комментарии излишни. "Мы знаем, - пишет Корнели Кекелидзе, - что в 18 веке не осталось почти ни одной неискаженной церковной книги (имеются в виду книги, лисправленные на ново-русский лад, -архиархиеп. П.) В сегодняшних наших церквях используется  именно эта  редакция 18 века. Не позволите ли сейчас спросить, - является ли обладателем хоть какого-нибудь достоинства, труд, проделанный в вышеуказанных условиях? С одной стороны католикос Антон, не знающий славянского, а с другой лрусские клирики, разбирающиеся, в грузинском еще меньше, их же дополняет и переводчик лотец Гавриил, который не знал грамматики ни славянской, ни грузинской. Неужели кто-то и впрямь считает, что таким вот путем лпереведенные книги, каким-то чудом могут оставаться чистыми и безукоризненными?..

Есть мнение, что в 18 веке, наши книги переправили дельцы, которые с грузинскими текстами сравнивали славянские, - являющиеся для этих целей непригодными всячески, и если это правда, и если мы и сегодня продолжаем пользоваться редакцией 18 века, то это на основании, каких таких документов утверждают они, что современные наши книги не нуждаются в правке? Действительно в 18 веке, наши церковные книги были испорчены изрядно, но, несмотря на это - и в предыдущих веках, здоровьем они не блистали! И виноваты в этом не только "кристальные" тексты славян (подразумевай никониан - еп.П), сколько и личности вроде отца  Гавриила, которые не знали грамматики славянской, и уж тем паче грузинской, и, несмотря на это, все  же считались переводчиками, - да еще и в таком великом деле" (К. Кекелидзе, из литургической деятельности Антона католикоса. Собр. 1991 г. №1, с. 126-129.).
Назад к содержимому